La Bella Otero — прекрасная куртизанка прекрасной эпохи — часть 2

La Bella Otero завоевала признание в Нью-Йорке и даже была принята представителями высшего общества.

Там, в Нью-Йорке, она поняла, что может быть «очень дорогой, возможно, самой дорогой куртизанкой мира». В своих воспоминаниях она признается: — «Как мне льстили критики: „Вы — гениальная танцовщица!“, „Ваше тело подобно прелестной змейке!“, но я-то понимала, что за одну ночь с миллионером могу заработать больше, чем за год выступлений. И я пала — я не побрезговала ни одной ночью в Америке»

Нью-Йорк положил начало ее коллекции высокопоставленных особ. Первым трофеем был William Kissam Vanderbilt — наследник одной из самых влиятельных семей в Соединенных Штатах, самый богатый мужчина Америки.

 

 

В течение трех недель миллиардер отправлял ей открытку с вопросом, могут ли они поужинать. Он был довольно таки щедр — на первом свидании он подарил Каролине бриллиантовый браслет в форме змеи. Их отношения продлятся около семи лет. Позднее Каролина вспоминала: «Сам всесильный Уильям Вандербильт засыпал меня драгоценностями. И делал это виртуозно! Представьте себе, ужин в ресторане. Но какой! На золотом подносе мне подали устриц. И каждый раз, когда я вскрывала одну из этих морских затворниц, в ее раковине оказывалась. огромная жемчужина. Естественно, что я позабыла и об ужине, и о шампанском. В азарте я целый час вскрывала раковины. И набрала два килограмма жемчуга! Ну а потом Вандербильт подарил мне яхту, дом на побережье Флориды, массу бриллиантов». И дружбу с английским миллионером Рене Веббом, к помощи которого она прибегла, чтобы позднее познакомиться с Альбертом принцем Уэльским, будущим королем Великобритании Эдуардом VII. Но это будет позднее.

В это первое ее посещение Нью-Йорка она очаровывает своим танцем Хосе Марти (José Julián Martí y Pérez), великого кубинского поэта, жившего в то время в Америке. Не столько танец, как сама прекрасная галисийская танцовщица настолько поразила его воображение, что он посвящает ей стихи.

Летом 1891 года стартовало турне по Европе, которое должно было начаться в Лондоне.

Эрнест Юргенс, все еще выступавший в качестве ее импресарио, сумел развернуть такую же успешную рекламную кампанию, как и в Нью-Йорке. К тому времени он уже ступил одной ногой в свой собственный ад, который продлится еще целых пять лет и который так плачевно закончится для Юргенса. Обучение, траты на костюмы, рекламная компания в Нью-Йорке и Лондоне, проживание в фешенебельных отелях, дорогие подарки для обуздания нрава красавицы — все это требовало денег, которые к тому времени уже давно закончились у Юргенса и которые он начал брать из кассы театра. Вести о его растратах еще не достигли Европы и, к тому же, у Эрнеста было много друзей в театральном мире, которые помогли ему организовать выступление.

Первое выступление La Bella Otero состоялось в знаменитом лондонском Empire Theatre.

 

The Empire Theatre Lomdon фото
The Empire Theatre London

 

Зал был полон публики, которая приняла ее хорошо, но у истинных знатоков выступление не имело большого успеха. Критика была не в восторге от танцовщицы. «Отеро? О, она была почти без одежды, так что трудно было концентрироваться на ее искусстве». Некоторые французские журналы, такие как Le Gil Blas и La Vie Parisienne, писали о ней как о феномене, сравнивая ее самоотдачу при исполнении танцев с “бешеной лошадью, встающей на дыбы, яростно поднимающей ноги и сводящей с ума аудиторию, ослепленную сиянием тысячи бриллиантов».

Однако, популярность La Bella Otero была настолько высокой, что она была привлечена Жозефом Оллером ( Josep Oller) для выступления в театре Mathurins, где специально под ее образ была написана музыкальная комедия с Каролиной в главной роли, где она играла сценки из ее жизни

После Лондона турне по Европе продолжилось. Сначала был Париж, потом Берлин, где состоялось представление в варьете Wintergarten, затем Вена, Брюссель, Амстердам, Варшава. В каждом из этих городов La Bella Otero имела нового любовника. В Вене Каролину сопровождал князь де Бельме, в Берлине — .банкир Оллстредер (Ollstreder), который был настолько же богат, насколько безобразен внешне. «Вряд ли женщина может назвать некрасивым мужчину, делающего такие великолепные подарки» — говорила Каролина после того, как барон подарил ей бриллиантовое ожерелье, когда-то принадлежащее австрийской императрице Елизавете («Сисси»). Оллстредер был довольно груб с женщинами, гораздо больше его интересовала возможность демонстрировать свое появление в обществе с очередной красавицей. Он был любовником Лиан де Пужи ( Liane de Pougy), но, узнав про Беллу и ее хорошие связи, решил, что для его репутации выгоднее показываться в обществе под руку с Каролиной. Каролина заставила его щедро платить за эту прихоть. Каролина поддерживала связь с бароном до тех пор, пока он мог оплачивать ее прихоти и ее досуг. Позднее барон Ollstreder был безжалостно оставлен Каролиной после того, как был разорен игрой в казино не без помощи красавицы.

Возможно тогда же, выступая на церемонии закрытия Международной театрально-музыкальной выставки в Вене (1892 год) на сцене мюзик-холла Danzers Orpheum, она знакомится с Кайзером Германии Вильгельмом II. Уже тогда было известно о ее любовных интрижках с политиками Германии. В то время Королю Пруссии было всего 33 года и он был в самом расцвете сил, несмотря на его физическое увечье. Возможно, их связь началась позже и не была продолжительной. В любом случае, предположения о любовной связи Вильгельма II и Каролины Отеро все чаще начали появляться после выхода немецкого телесериала «Das Adlon. Eine Familiensaga» («Адлон. Семейная сага»). Берлинский отель Adlon был открыт в 1907 и это был один из самых шикарных отелей того времени в Европе. В его открытии участвовал сам Вильгельм II. Не удивительно, что владелец отеля Лоренц Адлон держал для Кайзера отдельный номер. В отеле останавливались коронованные особы, политики, дипломаты и мировые звезды. Естественно, здесь же останавливалась и Каролина Отеро, «которая имела свою собственную горничную, 38 чемоданов, попугая, двух мопсов, цесарку и сиамского храмового кота». Нет ничего странного в предположении о связи Кайзера Вильгельма II с Каролиной, тем более, что Вильгельм (может, и не принято говорить так о короле) был записным бабником. По словам профессора Рёля, уже в 16-летнем возрасте Вильгельм имел эротические мысли и испытывал романтические чувства к своей матери принцессе Вики. С юности Вильгельм преследует женщин и в 22 года оказывается в центре скандала. Страсбургская проститутка Эмили Клопп (Emilie Klopp) пыталась шантажировать его письмами эротического характера, которые он посылал ей. Она требовала за молчание определенную сумму денег, которые он не счел нужным заплатить. Тогда она под псевдонимом «Miss Love» посылает эти письма графу Вильгельму фон Бисмарку, сыну канцлера Отто фон Бисмарка. Так стало известно, что Вильгельм «имеет очень специфические тенденции усложнять обычный половой акт ...такие как связывание рук и прочее». Стало известно о его фетише — «Он часто заставляет женщин снять перчатки, чтобы он мог ласкать их от кончика пальца до локтя». Разве мог он пропустить такой лакомый кусочек, как La Bella Otero?

В 1892 году Каролине только что исполнилось 23 года, и она успешно дебютировала в России.

Очень многие писали о La Bello Otero и, если опираться на данные интернета, Санкт-Петербург бурно обсуждал ее гастроли в России. Правда, обсуждали не ее творчество, а ее эпатажное поведение и частные вечеринки с ее участием. В частности, с тех пор существует легенда о ее выступлении на частной вечеринке русских офицеров, проходившей в одном из ресторанов Санкт-Петербурга. Возможно ли, чтобы в компании этих офицеров был Николай II,тогда еще наследника престола? Не знаю. Номер заключался в том, что официанты выносили к столу огромное серебряное блюдо с, якобы, спящей красавицей, которая возлежала на нем укрытая только прозрачной накидкой. После того, как блюдо было подано, красавца «просыпалась» и начинала танцевать на столе. До сих пор непонятно, было ли это в реальности, или это очередная легенда, придуманная самой красавицей.

Очевидно, что La Bella Otero неоднократно гастролировала в России. И если, как пишут о ее гастролях в России, она была знакома с Григорием Распутиным и была любовницей Николая II, вероятно, информации о ее выступлениях было бы больше в прессе того времени. Я не могу опровергнуть информацию о ее выступлениях или личных связях с монархом, но я и не могу подтвердить это. Практически нет информации о гастролях Каролины в этом отрезке времени.  .

И, если достаточно много рекламных объявлений о выступлениях Сары Бернар, то нет абсолютно никакой рекламы о выступлениях Каролины Отеро.

 

Санкт-Петербургская Театральная библиотека Современное обозрение 1984 Фото
Санкт-Петербургская Театральная библиотека Современное обозрение 1984

 

Ее имя упоминается вскользь и абсолютно не в восторженном контексте.

 

С 1882 года. в России начала развиваться антреприза, когда профессиональные актеры могли реализовать свои самые смелые планы.

Увеселительные сады Санкт-Петербурга фото
Увеселительные сады Санкт-Петербурга — Сад Аркадия и Летняя эстрада сада Буфф

 

Создание городских увеселительных садов сделало доступным театральные представления широкому кругу населения. В конце XIX века в Петербурге увеселительные сады были особенно модными. «Аркадия», «Ливадия», «Аквариум», «Вилла Родэ», «Самарканд» с цыганами, «Крестовский Сад» и некоторые другие были в центре светской жизни. Не только театральные представления, но и многочисленные выступления цирковых трупп, воздушных гимнастов, танцовщиц в оформлении фейерверков, волшебных фонариков, живых статуй, ночные празднества с танцами — весь этот новый зрелищный бум привлекал не только золотую молодежь Петербурга, но и простых горожан.

 

Театр и сад Аквариум в Санкт-Петербурге фото
Театр и сад Аквариум в Санкт-Петербурге

 

Не стоит недооценивать выступления на сценах увеселительных садов. Здесь выступали не только циркачи, воздушные гимнасты или цыганские хоры. Участия в выступлениях в разное время принимали актеры императорских театров, а так же такие знаменитости, как Сергей Дягилев, Фёдор Шаляпин, Мария Ермолова, Jeanne Alfredine Trefouret, французская актриса, больше известная как  Леди Джейн Хейдинг (Lady Jane Hading), немецкий актер Ludwig Barnay, сестры Мария и Тереза Миланолло, Сара Бернар и многие другие.

Также не стоит недооценивать экзотическую красоту и молодость Каролины. И даже если не было рекламы ее гастролей (потому что серьезная пресса не считала нужным писать о ее творчестве, которого не видела), вероятно, эпатажное поведение Каролины в России сделало ей рекламу лучше любых СМИ.

 

La Bella Oter0o фото
La Bella Otero

 

После гастролей в России Каролина возвращается в Париж, где арендует небольшую квартиру недалеко от Елисейских полей, за которую впервые платит сама. Ее импресарио Эрнест Юргенс, который был до сих пор безнадежно влюблен, который оставил семью и все положил к ее ногам, который обесчестил свое имя, растратив на нее деньги театра, к тому времени покинул ее, не выдержав того потока мужчин, на которых распространялись милости красавицы. Каролина уже «проникла» в аристократию и больше не нуждалась в руководстве как ей жить и что ей делать.

С возвращением в Париж начался новый, еще более бурный, этап жизни La Bella Otero  Она заключила два контракта — один с Cirque de l'Empresses (летний цирк на Елисейских полях, бывший конный цирк, сцена которого использовалась для грандиозных концертов и представлений, был доступным и очень модным в Париже), другой — с богемным кабаре Tambourin (любимое кабаре Ван Гога и Тулуз Лотрека, в 1893 году переименованное в Cabaret de la Butte, и позднее в Cabaret des Quat'z'Arts)

 

Париж фото
Cirque de l'Impératrice и cabaret Tambourin

 

Именно в Тамбурине Каролина Отеро познакомилась с Альбером I, князем Монако.

Их связь продолжалась не один год, несмотря на то, что  Каролина не дала ему высокую оценку, как любовнику, да и не за эти качества она считала нужным долгие годы поддерживать связь с ним. Она вспоминала позднее, что князю было трудно достичь эрекции. «После ночи разговоров он наконец сделал это» и Отеро, преувеличив правду, сказала ему, что он был «потрясающим». — Благодарный князь поселил ее в шикарной квартире и дал ей более 300 000 долларов. «Он не был очень способным мужчиной, и я не думаю, что он стоил своих денег», — заключила Отеро. «Но пока ни его, ни меня это не волновало и он, казалось, с удовольствием брал меня везде, где нас можно было видеть вместе публично».

 

La Bella Otero фото
La Bella Otero

 

1894 год ознаменовался для La Bella Otero триумфальными гастролями в Австралию и на Ближний Восток, организованными ее новым импресарио  Джозефом Куном (Joseph Kun) и где она пользовалась огромным успехом. Импресарио не был влюблен в красавицу, поэтому ему удалось управлять ее деньгами в ее же интересах, держать ее в строгости и добиться профессионального поведения от танцовщицы. Не было никаких скандалов и никаких любовных интрижек до тех пор, пока гастроли не переместились в Египет. Joseph Kun сам не понял, где он ослабил хватку, но по прибытии в Каир выяснилось, что договор на выступление Каролины был заключен не с театром, а с самим Хедивом Аббасом.

«О, это было незабываемо: я провела с ним три дня, и на прощание он подарил мне самый восхитительный перстень, какой я когда-либо видела. Это был огромный чудесный бриллиант примерно в десять карат с двенадцатью жемчужинами вокруг. Он стоил, наверное, миллион франков!» — вспоминала она потом.

В 1895 году, вернувшись с гастролей, Каролина первым делом отказалась от услуг импресарио: «Он распугал всех моих клиентов!» — сетовала красотка. Она возобновила связь с Альбертом, князем Монако, благодаря которому Каролина познакомилась с Лео (как она его называла) — Леопольдом II, королем Бельгии. Их знакомство произошло на скачках ипподрома Longchamp, где она была в сопровождении барона Оллстредера, когда король Бельгии пригласил ее в свою ложу. Шестидесятилетний король Бельгии Леопольд II «был не очень щедрым с самого начала, но я научила его как давать. Он был способным учеником». Их связь продолжалась несколько лет. За это время mon cher Leo, как называла его Каролина, подарил ей, помимо множества украшений, виллу в Остенде, где отдыхали представители элиты той эпохи.

 

Коронованные особы фото

 

Почти в то же самое время она знакомится с еще одной титулованной особой — принцем Николаем I Петровичем, будущим и единственным королем Черногории. Высокому, стройному принцу, будущему и единственному королю Черногории в то время было уже за пятьдесят. Он подарил ей «просто великолепный бриллиантовый браслет и, по крайней мере, пять… красивых часов». Их связь также продолжалась несколько лет. Позднее, в 1897 году он убедил ее посетить его в Черногории. Каролина вспоминала: «Я практически ничего не видела за всю поездку ... все, что принц хотел — это заниматься со мной любовью».

Вероятно, в этот период ее жизни начинается и полностью ее захватывает тот страстный роман, который будоражил ее кровь до конца жизни и от которого она не могла отказаться — ее «роман» с азартными играми. Она играла везде: в казино Карлсбада, Монте-Карло, Лондона, Санкт-Петербурга. Она не гнушалась посещать подпольные игорные дома Египта. Ее проигрыш за ночь мог составлять до двух миллионов франков. Тогда она ставила на кон свои бриллианты, жемчуга и изумруды. А когда проигрывала и их, она могла устроить «распродажу тела Каролины Отеро». Ходили легенды, что за ночь она могла обслужить столько мужчин, что ей удавалось погасить этот двухмиллионный долг перед казино. И это была настоящая страсть.

С 1895 года начинается самый бурный период в карьере La Bella Otero. Ей исполнилось 26 лет. К тому времени Каролина Отеро была уже хорошо известна, но не столько благодаря танцевальному искусству, сколько своим любовным связям с коронованными или знаменитыми особами. Считается, что среди ее любовников того периода были Антонио Гауди (Antonio Gaudí​​​​​) — величайший испанский архитектор и Гюстав Эйфель (Gustave Eiffel) — французский инженер, спроектировавший знаменитую башню в Париже.

Много событий происходит в ее жизни. Уильям Вандербильт, путешествуя на своей семидесяти метровой яхте, прибывает в Европу. Их связь с Каролиной никогда не прерывалась и именно в этот приезд он дарит ей знаменитое колье Евгении де Монтихо, императрицы Франции, супруги Наполеона III, что с большим шумом обсуждали все нью-йоркские газеты.

Несмотря на ее всемирную известность, не все гастроли проходили удачно. Ее гастроли в Италии претерпели провал, несмотря на все уважение итальянцев к Габриэле Д'Аннунцио (Gabriele D'Annunzio) — итальянскому писателю и драматургу, который был влюблен и повсюду сопровождал Каролину. Возможно, таким образом итальянцы выразили свое осуждение ее любовной связи с великим магнатом, богачом из Палермо — Ignazio Florio Jr. (Игнацио Флорио). Сам Jgnazio Florio, известный бонвиван и ловелас, конечно же, не мог пропустить Каролину Отеро. Чтобы добиться расположения красавицы, Игнацио заказал для нее жилет из изумрудов от Картье, что окончательно сломило слабое сопротивление Каролины. Жена Игнацио, Франка Флорио, чье поведение было безупречным, тяжело переживала многочисленные увлечения легкомысленного мужа. И если мужчины итальянцы отдали должное красоте Каролины, то критика была беспощадной и называла ее выступления вульгарными кривляньями. Гастроли не имели успеха во всей Италии, но особенно провальным было выступление в Болонье, где она было освистана зрителями после спектакля. Конечно, взрывной испанский темперамент не позволил Каролине стерпеть это. Она разразилась проклятиями и назвала зрителей «грязными итальяшками». С тех пор никто не решался в ее присутствии даже упоминать город Болонья, чтобы не вызвать приступ ярости у красавицы.

График гастролей был очень насыщенным. Позже был Лондон и ее выступление в лондонском мюзик-холле «Альгамбра» (Alhambra), которое не принесло ей успеха.

 

Габриэле Д'Аннунцио, Игнацио Флорио и Бони де Кастеллан фото

В 1895 году Каролина заключает контракт с кабаре Folies Bergère (Фоли-Бержер). Не только ее скандальная слава, но и ее богатые сценические костюмы, ее эротические танцы, полные элементов соблазнения, принесли ей бурный успех. Она научилась использовать коммерческую ценность своей славы, стимулируя фантазии и желания мужчин. Ее выступления были восторженными и страстными. В своих мемуарах она писала: «Разве истинное чувство танца не является пантомимой любви?». La Bella Otero была признана самой лучшей и самой соблазнительной танцовщицей. Ее ноги были застрахованы на 80 000 долларов каждая. Ее знакомства, подарки и подношения множились пропорционально ее славе. И если на начальном этапе контракт с Folies Bergère был заключен на сумму в 5000 франков в месяц, то скоро эта сумма увеличилась до 35000 франков. Импресарио разных стран хотели заполучить ее на своей сцене.

 

Плакаты фото

 

В этом же году началась ее связь с маркизом Бони де Кастелланом, который пользовался большим успехом у парижских дам и был известным сердцеедом. Его флирт с Каролиной развивался на фоне его ухода из семьи, причиной чему были не его любовные приключения, а растрата больших денег, принадлежащих его жене. Этот флирт настолько увлек Каролину, что она позволила себе строить планы «сбежать на край света» с этим мужчиной. Отрезвление наступило очень быстро и случилось это в парижском отеле, где они уединились ото всех. У любовника не было денег. За отель платила она, дорогой гардероб ему купила она. И только его внезапное исчезновение из отеля помешало Каролине купить ему автомобиль, чтобы они могли «начать свой медовый месяц вдвоем». Бони попросту сбежал от нее, когда увидел, что она проиграла все свои деньги в казино и какое-то время он не может больше рассчитывать на веселое времяпровождение с ней.

В 1896 году должны были состояться ее тридцатидневные гастроли в нью-йоркском мюзик-холле Koster & Bial's, накануне которых она узнает о смерти Эрнеста Юргенса. Импресарио, который сделал из нее танцовщицу, который все положил к ее ногам и заставил Землю вертеться вокруг нее — не смог перенести нищеты и бесчестья и покончил жизнь самоубийством. Это была первая жертва в череде мужчин, расставшихся с жизнью из-за того, что не смогли добиться расположения красавицы. Позднее ее назовут «сиреной самоубийц», а сейчас, на гастролях в Нью-Йорке, публика по-прежнему хорошо принимала ее и залы были заполнены. Но, что касается высшего общества, то в отличие от первого турне, она была плохо принята женщинами и сливки общества проигнорировали ее выступления. Критики, узнав о самоубийстве импресарио, также были беспощадны и выступления Каролины не получили хороших отзывов в прессе. Это не помешало мужской части Нью-Йорка проводить время с красавицей и добиваться ее благосклонности в будуаре, если они имели возможность заплатить за это 10 тысяч долларов (позднее эта сумма увеличится). Сама Каролина была крайне разочарована гастролями в Нью-Йорке. «Критики вели себя отвратительно, – сказала она владельцу мюзик-холла – клянусь, ноги моей не будет в этой стране». И, действительно, это были последние ее гастроли в Америке и она никогда больше не возвращалась в Соединенные Штаты.

После возвращения с нью-йоркских гастролей Каролина пыталась взять реванш и ее импресарио — на тот момент Robert Grau (Роберт Грау — младший брат известного импресарио Мориса Грау) делает попытки добиться контракта с лондонской «Альгамброй». Попытка не увенчалась успехом, потому что программа «Альгамбры» уже была расписана на весь следующий год. Но именно тогда, во время безуспешной поездки в Лондон, Каролина познакомилась с крупнейшим предпринимателем Рене Веббом, владельцем металлургических заводов, с которым они были дружны на протяжении многих лет. Тогда же началась ее связь со знаменитым Берти – принцем Уэльским, будущим королем Англии Эдуардом VII. «Берти был хорошим любовником, ему нравились пикантные анекдоты, и мы с ним много смеялись. Из всех любовников королевской крови он был менее щедрым»

 

Коронованные особы фото

 

После неудачи с «Альгамброй» La Bella Ptero едет в Россию. Вероятно, она уже была знакома с Великим князем Николаем Николаевичем Старшим, внуком императора Николая I, дядей царствующего императора, который покровительствовал Каролине. Если это вообще имело место, то, возможно, в это посещении России она была представлена Николаю II. Ее гастроли в России прошли с успехом, как и в первый раз. Оставив здесь множество новых поклонников, в середине 1897 года La Bella Otero вернулась в Париж. Говорят, что в 1897 году пятнадцать минут ее внимания стоили уже 25 000 франков.

Год спустя, выступая на сцене Empire Music Hall в Лондоне, Каролина сталкивается с  Евгением Сандовым (Eugen Sandow), чье красивое тело она помнит спустя семь лет. Она не перестает восхищаться его мускулами и не оставляет надежду соблазнить его. Но совместный ужин в ресторане показывает, что планам красавицы не суждено сбыться. Это найдет свое объяснение позднее, но пока атлет остается  равнодушен к ее кокетливым намекам.

 

Каролина Отеро фото
Каролина Отеро

 

в 1898 году в Санкт-Петербурге французский кинооператор Феликс Мегиш (Felix Mesguich) — сотрудник кинокомпании братьев Люмьер- снял знаменитый «Вальс бриллиантов» в исполнении La Bella Otero. Вот как сам оператор пишет об этом спустя 35 лет: «Торжественный вечер объявлен в честь и в интересах Belle Otero. Директор „Аквариума“ хотел предложить публике сюрприз. Я знаю привлекательность, которую экран имеет для великой испанской танцовщицы, а также ее острое желание сниматься...Мисс Отеро станет первой из звезд кино. La Bella выбрала аквариумные сады в качестве фона. В назначенный день она прибывает в своем экипаже с известным офицером, адъютантом царя. Одной попытки достаточно для фокусировки». Далее следует описание исполнения этого «стремительного вальса», в вихрь которого она втягивает офицера, сопровождавшего ее.

27 сентября 1898 года состоится презентация ролика. «Все хорошо. Никогда еще „Аквариум“ не знал такого вечера. Комната переполнена; этот гала-концерт объединил в себе всех, кто есть в Петербурге из важных или титулованных особ. Великие князья Мишель и Борис находятся в ложе чести. Князья, послы, среди них посол Франции Жорж Луи присутствуют на спектакле. Щелчок выключателя. Первый танец Belle Otero приветствуется. Поэтому я продолжаю проекцию...Раздаются громкие крики. Слыша, как шум растет все больше и больше, я думаю: какой успех!......Когда сессия закончилась, я спокойно включаю свет. Комната воет. Они кричат мне, чтобы я открыл дверь. Я могу разобрать слово „скандал“ по-русски. Но как только дверь открывается, полицейские врываются, жестоко захватывают меня и тянут меня с такой яростью, что я ошеломлен.......На следующее утро меня доставили к Обер-полицмейстеру. Он яростно ходит из угла в угол, расспрашивает меня по-французски, а затем очень резко заявляет:»Вы серьезно обидели русскую армию. Наши офицеры, знаете ли, не танцуют в мюзик-холле; беспрецедентный скандал уже известен Его Величеству, для вас это тюремное заключение или депортация"......Я узнаю, что меня изгоняют в тот же вечер. Восьмичасовым вечерним поездом, 27 сентября 1898 года, я покинул Санкт-Петербург без багажа, без денег...в сопровождении двух российских полицейских. Так заканчивается Gala-Otero моим быстрым изгнанием из России! Некоторое время спустя я встретил Belle Otero на сцене Олимпия в Париже. Она рассказала мне о грустном конце «танцовщика» из петербургского «Аквариума». Он покончил с собой выстрелом из пистолета в вестибюле особняка звезды"   - Felix Mesguich, 1933

Сама Каролина говорит об этом «танцовщике» как об офицере князе Пириевском, который подарил ей бриллиантовый браслет только за возможность сопровождать ее (документально существование князя или офицера с фамилией Пириевский подтвердить не удалось).

Эти годы были вершиной ее славы и уже к 1900 году она была секс-символом парижского кабаре «La Belle Époque».

«Сочетание богато украшенных костюмов, драгоценных камней и эротического танца привело к тому, что некоторые видели в ней экзотику. «У нее в бедрах все заклинания Востока», — воскликнул Хью Ле Ру (Hugues Le Roux)— французский журналист). Одной из ее специальностей было танго, хотя часто ее изображают держащей кастаньеты. Все ее выступления показывали страсть и краски Испании или Латинской Америки. Её движения были проворными и соблазнительными. Она могла переключаться с быстрых драматических шагов на медленные повороты вокруг оси, она дразнила зрителей, появившись в строгом костюме или плотно облегающих черных чулках. Изгибы ее фигуры использовались как приманка. Она дразнила зрителей мужчин и побуждала каждого представить, что он занимается с ней сексом» .

Она была успешной и на сцене, и в любви, и обладала огромным состоянием, которое тратила на игру в казино Монте-Карло. Траты на казино требовали все больше и больше денег, поэтому в 1901 году Каролина соглашается на гастроли по Южной Америке, где имеет оглушительный успех.

По возвращению в Европу состоятся ее очередные гастроли в Англию, где в то же самое время в Royal Albert Hall в Лондоне выступает Евгений Сандов, который организовал первое в истории соревнование по бодибилдингу. Возможно от скуки, или не соглашаясь с осознанием когда-то отвергнутой симпатии, или просто из дружеских чувств и не теряя надежды, Каролина решается послать атлету частное письмо, в котором пишет, что красота его тела некогда возбудила в ней сильную симпатию и даже восхищение. Евгений Сандов отвечает ей письмом, в котором восторгается ее красотой, чувственностью и эротизмом, но тут же объясняет истинные причины того, почему они никогда не смогут быть любовниками. Он пишет о том, что в 19 лет он встретил и полюбил Мартинуса Сивекинга (Martinus Sieveking), композитора и концертного пианиста, и с тех пор они любовники, и они сотрудничают, и Мартинус даже пишет часть музыки для выступлений Евгения. Его не интересуют женщины, а его, Евгения брак с Бланш Брукс (Blanche Brooks), дочерью знаменитого фотографа, просто прикрытие для того, чтобы скрыть его гомосексуализм.

 

Eugen Sandow and Martinus Sieveking фото

 

К несчастью, письмо не дошло до адресата, потому что к тому времени Каролина уже покинула отель в котором останавливалась. Письмо вернулось отправителю, где попадает в руки жены Сандова. Так Бланш узнает о двойной жизни мужа, о его изменах и о цене своего брака. Она не смогла простить обман. Незавидна и дальнейшая судьба бодибилдера. В 1925 году, когда Сандов умирает от сифилиса, вдова хоронит его в безымянной могиле на лондонском кладбище Патни Вейл Putney Vale Cemetery. Так закончились земные дни основателя бодибилдинга, первого бодибилдера и просто красивого мужчины Eugen Sandow.

1902 год. Согласно ее автобиографии газеты пишут о том, что в Брюсселе для нее создают дирижабль, на котором она поднимется в небо в Биаррице. Она опасалась полета, потому что дирижабль должен был быть соединен тонкой проволокой с автомобилем, тащившим этот дирижабль, и если что-то пойдет не так, Каролина должна была бы иметь возможность спуститься на землю при помощи веревочной лестницы. В другом месте она пишет, что она уже летала на воздушном шаре и на высоте 1200 метров занималась любовью с бароном Лепиком. «Это был опыт, которым должна наслаждаться каждая женщина». Ну не фантастично ли все это звучит? Можно ли полностью доверять тому, что она говорит о себе, учитывая ее непревзойденный самопиар.

Следующий год был не очень удачным для Каролины. Ей исполнилось 35 лет и все чаще она слышит из зрительного зала: «Здравствуй, бабушка!»  Хоть ей и удавалось парировать эти выкрики своим искрометным танцем, но это не могло не расстраивать ее. В этом же году она оказалась в центре скандала, когда ее вынудили покинуть зрительный зал Комеди Франсез (Comédie-Française), где должно было состояться представление в честь официального визита короля Англии Эдуарда VII к президенту Франции Эмилю Любе (Émile François Loubet), куда были приглашены только почетные гости, составляющие высший свет Франции и среди которых Каролина сидела в партере, благодаря билету, купленному по очень высокой цене. Вероятно, организаторы торжеств увидев ее, решили, что дама с сомнительной репутацией, даже если она очень красивая, не должна сидеть среди политиков, послов и других титулованных особ. И, вероятно, ей было сделано замечание, из-за чего даже было приостановлено начало представления. Покраснев, она вынуждена была покинуть зал. Конечно, она была унижена, хоть и старалась не показывать этого. К чести французской публики и прессы, этот инцидент не нашел понимания и вызвал резкое осуждение не только самого факта, но и осуждение президента Франции, допустившего такое вольное и неуважительное обращение с красивой женщиной. Этот скандал в результате породил новый всплеск популярности Каролины, которая начинала падать.

Во время посещения Монте-Карло в 1905 году Каролина знакомится с 19-летним королем Испании Альфонсо XIII. (Кубок Короля — ежегодный футбольный турнир по футболу — изначально носил название Кубок Его Величества Короля Альфонсо Тринадцатого, так как был приурочен к коронации короля). На тот момент ей уже исполнилось 37 лет. Вероятно, из нее получилась хорошая наставница, потому что позднее, в 1913 году  Альфонсо XIII поселил ее в мадридской квартире, расположенной недалеко от королевской резиденции. Вероятно, не затем, чтобы иметь возможность выпить вместе чашечку кофе. Это было ее последнее посещение Испании.

В 1906 году европейские и российские газеты писали о готовящейся свадьбе Каролины Отеро с Рене Веббом.

 

Обозрение театров, 1906, №3 от 14 ноябя фото
Обозрение театров, 1906, №3 от 14 ноября

 

Но это, как часто случалось, было ложью. Каролина теряла популярность и объявление о свадьбе было очередной мистификацией, чтобы пробудить интерес у публики.

 

Коронованные особы фото

 

В это время отмечают ее интрижку с Хью Гросвенором — вторым герцогом Вестминстерским (Hugh Grosvenor, 2nd Duke of Westminster), который между первыми двумя браками был слишком любвеобильным и не скрывал своих связей с актрисой Герти Миллар (Gertie Millar), балериной Анной Павловой или куртизанкой Каролиной Отеро.

Также продолжается ее пятилетний роман с персидским шахом. Вероятно, их связь началась еще в 1900 году, когда Мозаффар ад-Дин Шах Каджар прибыл с первым визитом в Европу. Он путешествовал по Европе три раза, но эти поездки не имели социального, промышленного или экономического эффекта, а детское поведение шаха привело к многочисленным скандалам и неудачам. Набрав кредитов, и в России в том числе, большую часть денег шах спустил на содержание пышного двора во время путешествия. «Я люблю три вещи в мире — еду, охоту и общение, все остальное — чепуха». Будучи в Европе, он каждый день подносил Каролине шкатулку, обитую бархатом, с великолепным драгоценным камнем внутри.

Среди знаменитостей, в разное время вдохновленных Каролиной Отеро, говорят о Гюставе Эйфеле, Антони Гауди, Морисе Шевалье.

 

Гюстав Эйфель и другие фото

 

В 1863 году по проекту французского архитектора Шарля Гарнье (Jean Louis Charles Garnier) в Монте-Карло было построено  самое известное и респектабельное казино Монако. Здание оборудовано лифтом, сконструированным Гюставом Эйфелем. С течением времени здание и его игровые залы преобразовывались. Так в 1903 году зал, который изначально был задуман как гостиная, был преобразован в игровой Белый Зал (La Salle Blanche) и, говорят, именно Гюстав Эйфель вдохновил французского художника Пола Жерве (Paul Gervais) к написанию знаменитой картины — Три флорентийские грации — , которая украшает Белый Зал сегодня. Помимо Каролины Отеро, две другие грации имеют внешность  Клео де Мерод (Cléo de Mérode) и Лианы де Пужи (Liane de Pougy).

 

Казина в Монте Карло фото

 

Еще в самом начале своего творческого пути, когда она выступала в театрах, расположенных на Avenida del Paralelo в Барселоне, Каролина служила моделью для .Храма Святого Семейства (La catedral de la Sagrada Familia) в Барселоне, проект которого берет на себя тогда еще молодой испанский архитектор Антони Гауди. «Я была горда служить моделью для некоторых скульптур в La catedral de la Sagrada Familia. Хотя скульптуры были сделаны молодым Joan Matamala, начальные рисунки, эскизы были выполнены Гауди»

Что касается Мориса Шевалье  (Maurice Auguste Chevalier). Их встреча произошла впервые в 1907 году, когда молодой Морис только начинал свою карьеру в Фоли-Бержер (Folies Bergère). Ему исполнилось в то время только 19 лет, ей — 39. В своих воспоминаниях он не очень лестно для Каролины вспоминает об этом. Вероятно, Морис счел ее слишком старой для себя. Что не помешало ему через четыре года найти кратковременное утешение в ее объятиях в период между  расставанием с Фреэль (Fréhel) и знакомством с Мистенгетт (Mistinguett) — «Пишите SEX заглавными буквами, когда говорите об Otero. Это исходило от нее. Я хотел бы знать ее лучше. Она была самой опасной женщиной своего времени».

Ей было 40 лет, когда ее любовником становится Аристид Бриан (Aristide Briand), политик, будущий министр иностранных дел Франции, который в 1926 получит Нобелевскую премию и станет одним из величайших государственных деятелей. Он не был богатым, он мог позволить себе только «случайные дешевые драгоценности и цветы», вспоминала Отеро. «...но у него было очарование, которого я никогда не встречал ни у кого другого...Однажды… он занимался со мной любовью восемь раз за ночь. И ему тогда было 50 лет». Их роман продолжался в течение десяти лет.

Каролина продолжает гастроли, в том числе и в России, несмотря на то, что ее выступления не имеют былого успеха.

 

Артист и сцена 1910 №22-23 фото
Санкт-Петербургская Театральная библиотека, Артист и сцена 1910 №22-23

 

Артист и сцена 1911 №19 фото
Санкт-Петербургская Театральная библиотека, Артист и сцена, 1911, №19

 

Несмотря на то, что Каролина не хотела останавливаться в развитии как танцовщица и актриса, все чаще и чаще она отменяла выступления, нарушая все мыслимые и немыслимые контракты. Страсть к игре настолько захватила ее, что она все чаще начала предпочитать рулетку сценической площадке. Но даже в этот период ее артистической карьеры ей удалось в очередной раз удивить публику и насладиться последними всплесками своей сценической славы. Она пробует себя в серьёзном искусстве. В 1907 году Каролина снялась в пантомимах, где критики назвали ее лучшей комической актрисой сезона, позднее, в 1912 году — в опере «Кармен» в театре Varietés. Выступление в опере принесло ей невероятный и неожиданный успех, который не дался легко, для чего Каролине понадобилось брать многочисленные уроки вокала и репетировать с оркестром.

 

 La Bella Otero фото

 

После этого сезона Каролина уходит из театра (чтобы почивать на лаврах, как нравилось говорить ей) и практически исчезает из галантной жизни Парижа. Она покинула мир роскоши и блеска когда ей было всего сорок четыре года и полностью отдалась игре.

Узнать больше о жизни и начале карьеры — La Bella Otero — прекрасная куртизанка прекрасной эпохи — часть 1

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: