La Bella Otero — прекрасная куртизанка прекрасной эпохи — часть 1

Кто она — эта женщина, обладающая дьявольской красотой, перед которой не могли устоять многие коронованные особы Европы. Конечно же, речь идет о La Bella Otero.

Прекрасная эпоха — Belle Époque – это не столько строго определенный этап в истории Европы. Belle Époque – это состояние ума европейского общества в период расцвета культуры в Великобритании, России, Австро-Венгрии, Германии, Испании, Италии, Бельгии, но, в первую очередь, во Франции. Именно Франция становится столицей культуры, цивилизации и прогресса.

Развитие и достижения в области медицины, естественных наук, зарождение этнографии и социологии, расцвет философии сексуальности Ницше и Фрейда, развитие автомобилестроения, кинематографа, искусства фотографии – все это привело к всплеску экономического процветания, которое изменило образ жизни европейцев и, в первую очередь, парижан. В Париже зарождается индустрия развлечений, множество увеселений становятся доступными всем и каждому.

Кабаре Монмартра фото

Появляется все больше певческих кафе, парков развлечений, книжных лавок, кинотеатров, театров. Балет, оперетты, мюзиклы, кабаре и мюзик-холлы – вот составляющие ночной богемной жизни того времени, которая так полюбилась французам и которую так хорошо описывали Бодлер, Рембо, Верлен, Золя, Бальзак и Анатоль Франс.  Монмартр становится главным развлекательным центром Парижа. Многие художники и интеллектуалы жили в Париже в районе Монмартра – здесь творили Модильяни, Пикассо, Ренуар, Тулуз-Лотрек.

 

Кабаре Монмартра фото

Кабаре Монмартра, такие как Folies Bergère (Фоли-Бержер),  Le Chat Noir (Ша-Нуар) и Moulin Rouge (Мулен Руж), были на пике популярности.

Все французское становится признаком утонченности, а сам Париж — центром культурного возрождения.

Именно на волне этого всплеска появляется ярчайшая испанская звезда.

Кто она — самая желанная женщина Европы времен Belle Époque, богатая и знаменитая, красивая и проклятая, у ног которой были короли, императоры, магнаты и политики. Кто она — эта женщина, которой поэт Gabriele D'Annunzio посвящал стихи, царь Николай II — дарил драгоценности, художник Renoir — портрет, Cornelius Vanderbilt — яхту, а Albert De Dion подарил ей последнюю модель своего автомобиля. Кто эта женщина, обладающая дьявольской красотой, перед которой не могло устоять даже Святое Общество того времени. Конечно же, речь идет о Прекрасной Отеро — La Bella Otero — ставшей иконой целой эпохи.

Agustina Otero Iglesias фото
Agustina Otero Iglesias, больше известная как La Bellа Otero. Автор работы Léopold Émile Reutlinger

Она была главным создателем мифа о себе, рано поняв, что ее красота легко позволяет ей лгать, создавая легенду и окружив себя таинственным ореолом. Она создала из себя новую личность, которая сочетала в себе аристократическое происхождение, красоту и талант. Биографы и историки до сих пор пробуют отделить правду ото лжи в ее биографии.

А правда такова, что Agustina Otero Iglesias родилась в скромном семейном доме в приходе San Miguel муниципалитета Valga провинции Pontevedra в Испании. Согласно последним данным, в Свидетельстве о крещении, найденном Tomás Abeigon в Епархиальном архиве Сантьяго, днем ее рождения был 19 декабря 1868 года, несмотря на то, что во всех биографических статьях о ней и с ее слов обозначена дата рождения 4 ноября 1868 года. Возможно, она изменила дату дня рождения, потому что позднее она назвала себя Каролиной, а 4 ноября – День Святой Каролины.

Ее матерью была Carmen Otero Iglesias, более известная под именем “A Piñeira” (Сосна), потому что она собирала сосновые шишки и дрова на склонах гор, чтобы продать их в качестве топлива. В ее Свидетельстве о крещении в графе «Отец» стоит надпись «неизвестный». У этого отцовства было несколько кандидатов — это в равной степени мог быть как некий молодой повеса, так и местный священник. В любом случае, она была дочерью неизвестного отца, как и ее сестры и братья, все рожденные от разных мужчин.

Девочка росла в условиях абсолютной нищеты, заброшенности и невежества. Ее детство прошло между оказанием помощи по хозяйству и краткими визитами в местную школу, где она научилась читать, писать и освоила начальные правила математики. Когда ей было всего 10 лет (6 июля 1879 года), она была изнасилована. Подозреваемым в уголовном преступлении был Venancio Romero по прозвищу “Conainas”, 25-летний сапожник, который так никогда и не предстал перед судом и, который, как предполагалось, скрылся, возможно, за границей.

В тяжелом состоянии с обильным кровотечением она была доставлена в больницу в Сантьяго-де-Компостела (Hospital Real de Santiago de Compostela). В медицинском заключении сказано, что изнасилование было настолько жестоким, что у девочки были сломаны кости таза, из-за чего впоследствии она оказалась бесплодной.

Эти годы ее юности мало изучены и мало известны. И иногда окутаны ложью.

После того, как она покинула больницу, мать фактически отреклась от девочки. Местный священник Padre Carrandán (предполагаемый отец девочки) помещает ее в женский монастырь (Convento de Santo Antonio) небольшого прихода Herbón, который занимался «заблудшими девочками» и где была очень строгая дисциплина, которую она выдержала 3 года. Из монастыря Агустина сбежала в Сантьяго-де-Компостела, где служила иногда посудомойкой, иногда «слугой для всего», занималась проституцией и танцевала в какой-то таверне под именем Lilaila. Здесь она получает свой первый гонорар в качестве танцовщицы, который составил 2 песеты, что было большими деньгами в то время.

Окрыленная этим успехом, она решила воспользоваться возможностью перебраться в Лиссабон в поисках большей удачи. Вместе с комиком бродячего цирка, неким Пако, который учил ее петь и танцевать фламенко, и в которого она была влюблена, Агустина осуществляет этот план. Лиссабон не принес большой удачи, потому что циркачи не приняли ее и постоянно унижали насмешками, позволяя ей танцевать за символическую плату. Она пыталась танцевать на других площадках, но все эти ее выступления почти не оплачивались. Здесь же она претерпела первое любовное разочарование, когда была оставлена Пако, перебравшимся в Барселону. Она едет в Барселону вслед за своим любовником и некоторое время перебивается случайными выступлениями в Palacio de Cristal и в многочисленных кафе и театрах, расположенных на Avenida del Paralelo.

Рикард Описсо Национальный художественный музей Каталонии, Барселона фото
Рикард Описсо. Национальный художественный музей Каталонии, Барселона

После всех этих неудач, после неспокойной кочевой жизни со странствующим цирком, Агустина решила попытать счастья в соседней стране. Она перебирается на Лазурный Берег Франции, где занимается проституцией, танцуя в марсельском притоне «Куколка». Тогда же она встречает своего второго любовника Francisco Coll — крупье и сутенера в одном лице. Танцуя в небольших кабаре, она приобретает некоторую известность благодаря чувственности исполнения. И неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба девушки, если бы не ее встреча с магнатом Furtia. Он купил ей свободу, научил ее хорошим манерам и заключил для нее контракты в Le Grand Véfour — ресторане для гурманов, в Cirque d'été — летнем цирке. Он отвез ее в Монте-Карло, а в 1889 году — в Париж, где проходила Всемирная выставка, и где происходит ее знакомство с Джозефом Оллером (Joseph Oller), владельцем кабаре Мулен-Руж (Moulin Rouge). Именно в 1889 году в Париже она в рекордно короткие сроки становится «La Bella Otero», одержав победу в Folies Bergére (открывшемся в 1869 году), а позднее в Кабаре Мулен Руж, который открылся на Монмартре в октябре 1889 года. Ее красота и увлеченность работой в кабаре Монмартра принесли ей целый легион поклонников, очарованных ее внешностью. Но ее легенда началась не в Париже, а в Соединенных Штатах.

В этом же году происходит ее встреча с американским импресарио театра Eden Musée Эрнестом Юргенсом (Ernest Jurgens). Юргенс, который интуитивно понимал Прекрасную Эпоху, всю эстетику радости и наслаждения жизнью, как никто другой знал, какую силу имеет женская красота. Прототип испанской танцовщицы (Мериме — Кармен) произвел революцию в эстетическом восприятии красоты того времени.

Эрнест и Агустина начнут «роман», как только встретятся. Счастливо женатый, он был парализован красотой девушки, которая не пела и не танцевала хорошо, но чье тело излучало странную и мощную сексуальность. Он пожертвовал любовью своей семьи и поставил все на нее. Он вложил в нее все свои эмоции и усилия. Он начал создавать ее, как любимое произведение. Именно Эрнест Андре Юргенс заставил Землю вращается вокруг нее, сотворив миф и сделав ее звездой.В этой девушке было все, чтобы сделать из нее достойную конкурентку той Карменсите, которая блистала на сцене театра Koster & Bial's. Юргенс приглашает для девушки учителя музыки и пения Фердинандо Беллини, чтобы художественно подготовить своего протеже. Беллини никогда не верил в ее талант танцовщицы и был шокирован ее манерами. «Это никак не может быть сделано (…) Мне понадобится год или, возможно, целая жизнь, чтобы научить ее. Она не умеет танцевать. Не умеет петь. И у нее нет стиля». Это был ответ учителя после первого просмотра. Однако любовь, настойчивость и оптимизм Юргенса и мастерство учителя достигли чуда, превратив обычное и необразованное существо в танцующую женщину всего за десять месяцев. Юргенс нанимает индивидуальных танцоров, чтобы она могла танцевать jotas (фламенко) или tanguillos (разновидность танго). Эрнест Юргенс обучает ее языкам, чтобы не только ее чувственность, но и манеры могли оценить в обществе. Роль, которую в ее жизни сыграет бизнесмен, имела решающее значение для достижения славы.

Пока Каролина берет частные уроки, Юргенс готовит почву для нью-йоркской премьеры. Реклама была, то что сейчас называют вирусной, но фальшивой насквозь. Было заявлено, что скоро Нью-Йорк будет покорён «известной испанской танцовщицей», которая является незаконнорожденной дочерью императрицы Евгении, императрицы Португалии, и андалузской графиней, пренебрегшей своим титулом из-за любви к искусству.

1 октября 1890 года La Bella Otero дебютировала в Нью-Йорке на сцене «Эдэн Мюзе». Она была принята очень хорошо. Не артистический талант, а ее красота, сексуальность, темперамент, экзотическая внешность, особая манера двигаться — все это составило ее успех и проложило ей дорогу в нью-йоркский бомонд. По мнению серьезных критиков, она никогда не была великой артисткой, она не пела хорошо и не умела танцевать. По словам Мориса Шевалье, который знал ее, «все сводилось к сексу, только к сексу».

La Bella Otero фото
La Bella Otero

В 1890 году ей было всего 22 года. Ее успех был огромен.

Но, похоже, Каролина не слишком обольщается на счет своих артистических талантов. Она уже тогда понимала, что тем ключом, который откроет перед ней сцены театров и поможет проложить путь к сердцам самых влиятельных мужчин — это ее тело. «Я восхищалась своим телом, прежде чем другие восхищались им». Уже тогда она осознавала всю важность хорошей фигуры, которую было необходимо не только поддерживать в форме, но и совершенствовать, чтобы оставаться привлекательной для мужчин.

Будучи в Нью-Йорке, она заинтересовалась рекламой гимнастических аппаратов  Евгения Сандова (Eugen Sandow), призванных  формировать тело.

В то время имя Евгения Сандова гремело по всей Европе как имя непревзойденного циркового атлета, покорившего сердца многих дам, при виде тела которого они падали в обморок от восхищения. Он гастролировал в составе передвижного атлетического театра «Trocadero Vaudeville» и организатором тура было объявлено, что дамы, пожертвовавшие 300 долларов на благотворительность, могут пойти в гримерку Sandow, чтобы погладить его. мышцы.

Eugen Sandow фото
Eugen Sandow. Из архивов Нью-Йоркской публичной библиотеки

Именно Сандову мы обязаны тем, что множество людей были вдохновлены идеей «строительства» своего тела. Будучи не только атлетом, но и имеющий ум бизнесмена, он заложил основы современного бизнеса в области здоровья. Огромным успехом пользовались гантели с пружинами и  аппараты с резиновыми лентами — прообраз современных эспандеров.

Занятия спортом женщин, тем более с использованием гантелей или других силовых приспособлений, не соответствовала менталитету того времени. La Bella Otero меняет этот менталитет, приобретя набор «гантелей Сандова» и позднее начав занятия в тренажерном зале с устройством «Симметрия», разработанным специально для женщин. Но это будет в следующий ее приезд в Нью-Йорк.

Потому что два года спустя La Bella Otero вернется в Европу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: