Хемингуэй в Испании

Хемингуэй в Испании. Писатель назвал Испанию страной, которую он любил больше, чем какую-либо другую, кроме своей собственной, и его непрекращающаяся любовь к Испании послужила источником вдохновения для таких произведений как «По ком звонит колокол», «Прощай оружие», «Смерть после полудня», «И восходит солнце», «Опасное лето» и других.

Поверхностный взгляд некоторых испанцев позиционирует Хемингуэя как искателя приключений, которые прославили писателя больше, чем его творчество. Другая же часть испанцев по достоинству оценили его любовь к Испании и его вовлечённость в историю страны.

Когда мы слышим о Хемингуэе в Испании, возникает ассоциация с Гражданской войной, которую освещал писатель, будучи военным корреспондентом, или с корридами, которые он очень любил. Мадрид, Памплона… Эти два города, где он чаще всего жил и которые чаще всего звучат в его произведениях. И мало кто знает, даже из испанцев, что имя Хемингуэя точно также чтят в городах Валенсийского Сообщества, которые посещал писатель, будучи горячо влюбленным в Испанию. Он писал своему другу Шервуд Андерсону (Sherwood Anderson):

Побережье Испании нужно видеть. Большие бурые горы, похожие на припавших к воде усталых динозавров. Чайки следуют за кораблем, повиснув в воздухе, точно управляемые невидимыми проводками бутафорские птицы. Маяк словно крохотная свечка на плече динозавра. Испанский берег бесконечный, бурый и кажется очень древним

Туристический маршрут по местам Валенсийского Сообщества, связанных с Хемингуэем — один из самых незаслуженно забытых. Возможно, одной из причин является то, что, помимо Валенсии, другие места Валенсийского Сообщества не нашли широкого освещения в его произведениях.

Валенсия

Мы ходили на пляж, и лежали в воде, и смотрели, как быки вытаскивают из моря большие парусные лодки. Быков загоняют в море на большую глубину и там впрягают в лодки; и они спешат назад, на берег, сначала вплавь, а потом, как почуют дно под ногами, так чуть не бегом бегут. Утро, и маленькие волны бьются о берег, и десять пар быков тянут из моря лодку под всеми парусами. Вот это и есть Валенсия («По ком звонит колокол»)

Валенсия – это третий из городов, которые он часто посещал и который очень любил из-за июльских празднеств. Валенсия упоминается во многих его произведениях, в том числе «Смерть днем», «Опасное лето» и «По ком звонит колокол». И это был очень важный город в его жизни. В 1925 году, после участия в празднике San Fermin в Памплоне (Pamplona), куда Хемингуэй и его жена Хэдли специально приехали из Парижа, они решили последовать за великими матадорами Cayetano Ordóñez, известного как  Niño de la Palma и Cagancho, чтобы присутствовать на других корридах с их участием и посетить знаменитые июльские празднества в Валенсии.

В 1925 году Хемингуэй с женой впервые прибывают на Северный вокзал (Estación del Norte) в Валенсии.

 

Estación del Norte en Valencia фото
Estación del Norte en Valencia

Тогда Хемингуэй еще не знал, что Валенсия сыграет определенную роль в его творческой жизни. Именно здесь в 1925 году в отеле Reina Victoria он начал писать свой первый роман «И восходит солнце» (или «Фиеста» в испанском переводе).

Hotel Reina Victoria en Valencia фото
Hotel Reina Victoria en Valencia

Следующим значимым местом в Валенсии, связанный с Хемингуэем, был Vincci Palace на Calle de la Paz, где располагался штаб-квартира Министерства иностранных дел Республики. Это был своеобразный Дом Мудрецов, где собирались интеллектуалы, писатели, поэты того времени и совет которого возглавлял испанский поэт Антонио Мачадо (Antonio Machado). На первом этаже располагалось кафе «Alianza». В этом кафе с 1936 по 1939 Хемингуэй часто писал свои хроники для американских газет, чьим военным корреспондентом он работал в Испании.

 

Hotel Vincci Palace en Valencia фото
Hotel Vincci Palace en Valencia

Отель Inglés, где Хемингуэй останавливался с Хэдли (Elizabeth Hadley Richardson), своей первой женой, а в 1937 году — с Мартой Гелхорн (Martha Gelhorn), которая в 1940 году стала его третьей женой.

 

Hotel Ingles en Valencia фото

 

В 1937 году во время Гражданской войны в Испании здание отеля Inglés было разрушено при бомбардировке и было полностью восстановлено только к 1997 году.

 

Gran hotel Ingles en Valencia фото
Gran Hotel Ingles en Valencia

 

Hotel Excelsior en Valencia фото
Hotel Excelsior en Valencia

В Hotel Excelsior Эрнест Хемингуэй писал свои репортажи для американских газет, чьим корреспондентом он работал. Посещая Валенсию в период с 1953  по 1959 год, он неоднократно останавливался в этом отеле. В отеле Excelsior были сделаны одни из последних фотографий, на которых Хемингуэй запечатлён с матадором Antonio Ordóñez, сыном El Niño de la Palma, с которым он был дружен и чьим искусством восхищался.

Еще одними из самых знаковых мест того времени, связанных с именем Хемингуэя в Испании, в частности в Валенсии, были кафе Ideal Room и кафе El Siglo, также расположенные на Calle de la Paz. В этих кафе собирались тогдашние интеллектуалы, и там Хемингуэй проводил много времени со своим другом Джоном Дос Пассосом. Несмотря на то, что Café El Siglo было не только местом встреч политиков и буржуа того времени, но и своеобразным литературным центром валенсийских поэтов, в настоящее время кафе не сохранилось, а Café Ideal Room переоборудовано в магазин женского белья.

 

Cafe El Siglo en Valevcia фото
Cafe El Siglo en Valevcia — от кафе остались только вывеска, дверные и оконные рамы.

 

Café Ideal Room en Valencia фото
Café Ideal Room en Valencia

Мало кто знает, что задние комнаты Café Ideal Room были своего рода маленьким казино, где проходили игры в покер с высокими ставками.

Отель Royal, который не сохранился, был последним, где Хемингуэй останавливался в последний раз в Валенсии в 1959 году. На фотографиях — Hotel Royal во время трагического наводнения в Валенсии в 1957 году.

 

Hotel Royal en Valencia фото
Hotel Royal en Valencia

Еще один отель, связанный с именем Эрнеста Хемингуэя, был расположен на Calle Xativa напротив Арены для боя быков/ Это Hotel Metropol.

 

Hotel Metropol en Valencia фото
Hotel Metropol en Valencia

В свое время отель Metropol был стратегическим местом. После начала гражданской войны в 1936 году здесь жили испанские интеллектуалы и художники, когда они были эвакуированы в Валенсию во время осады Мадрида войсками Франко. Кроме того, в Метрополе были созданы штаб посольства СССР в Испании и базировался НКДВ. В 1937 году улица Xàtiva была переименована в Avenida de la Unión Soviética в Валенсии  Это всегда  был респектабельный отель. Поэтому, неудивительно, что в 1959 году Хемингуэй был изгнан из отеля  из-за того, что устроил состязания по стрельбе в сигару, находящуюся во рту Орсона Уэллса (Orson Welles).

Сейчас это не отель, а офисное здание.

Арена для боя быков — еще один ориентир, из-за чего, собственно, Хемингуэя посещал Валенсию так часто.

 

Plaza de Torros en Valencia фото

Aficion значит «страсть». Aficionado — это тот, кто страстно увлекается боем быков...Почему-то считалось, что американцу недоступна подлинная страсть. Он может притворяться или принимать возбуждение за страсть, но не может быть настоящим aficionado. Когда же они (матадоры) убеждались в подлинности моей страсти — а для этого не существовало ни пароля, ни каких-либо обязательных вопросов, скорей всего, это была своего рода устная проверка, некий искус, во время которого вопросы ставились осторожно, с недомолвками, — тогда они так же смущенно клали мне руку на плечо или говорили: «Buen hombre». Но чаще они старались коснуться меня. Казалось, это прикосновение нужно им, чтобы удостовериться в моей aficion. («Фиеста»)

Первое знакомство Хемингуэя с боем быков произошло тогда, когда Гертруда Стайн (Gertrude Stein) показала ему фотографии корриды, сделанные на Валенсийской La plaza de toros. (Арена для боя быков). Это было задолго до того, как он полюбил корриду. В своем произведении «Смерть после полудня» Хемингуэй вспоминает

Помнится, как-то раз, беседуя о бое быков, Гертруда Стайн обмолвилась, что восхищается Хоселито, и показала фотографии, сделанные в Валенсии. Она сидела в первом ряду деревянных сидений барреры по соседству с Алисой Токлас, а Хоселито со своим братом Эль Галло стояли внизу, на арене. Я тогда только что прибыл с Ближнего Востока, где греки, покидая Смирну, размозжили ноги своим вьючным животным, после чего утопили их на мелководье у самой пристани; хорошо помню, как я заявил тогда, что терпеть не могу бой быков как раз из-за злосчастных лошадей. .............Теперь, когда войны позади, единственное место, где можно видеть жизнь и смерть, вернее сказать, смерть насильственную, это арена для боя быков, и я страстно желал попасть в Испанию, где смог бы изучить сей феномен подробнее. Вот почему я поехал в Испанию — чтобы увидеть бой быков и попытаться об этом написать. Мне представлялось, что коррида — занятие незамысловатое, варварское и жестокое, и что от него я буду не в восторге, но, по крайней мере, увижу нечто недвусмысленно активное, нечто, дающее ощущение жизни и смерти, ради которого я так старался...... Недвусмысленно активное я обнаружил, однако бой быков был настолько далек от незатейливости и настолько мне понравился, что превзошел своей сложностью мои тогдашние способности к сочинительству...для меня бой быков — вещь высоконравственная, потому что я прекрасно себя чувствую, пока он идет. В эти минуты я ощущаю жизнь и смерть, бренность и бессмертие, ну а когда все заканчивается, я чувствую себя опечаленным, но в целом опять-таки вполне замечательно. И еще: меня не задевает судьба лошадей. Не в том смысле, что мне вообще все равно, а именно в те минуты. Я сам был поражен этим наблюдением.

 

 

Одним из ресторанов, которым больше всего восхищался Хемингуэй в Валенсии, был Restaurante La Pepica, расположенный на Paseo Marítimo de Valencia пляжа El Cabanjal.

 

Restaurante la Pepica en la playa El Cabanjal фото
Restaurante la Pepica en la playa El Cabanjal

 

Первая трапеза на испанской земле — это каждый раз серьезное испытание: закуски, кушанье из яиц, два мясных блюда, овощи, салат, десерт и фрукты. Нужно много вина, чтобы все это одолеть. («Фиеста»)

В одном из произведений Хемингуэй упоминает ресторан la Pepica:

У Pepica был отличный ужин. Ресторан был большим, чистым, под открытым небом, и все готовилось на глазах у клиента. Вы могли выбрать, что хотите, на гриле, и лучшую рыбу, а блюда из риса были лучшими на пляже. Мы были в хорошем настроении, проголодались и хорошо поели. Pepica — семейный бизнес, и все друг друга знали. Вы могли слышать, как разбиваются волны, и светятся огни на мокром песке. Мы пили сангрию, подаваемую в больших кувшинах, и в качестве закуски ели колбаски, свежий тунец, креветки и жареные щупальца осьминога, по вкусу напоминавшие лобстера. Затем одни заказали стейки, другие — жареную курицу с паэльей. По мнению валенсийцев, это была очень умеренная еда, и хозяин опасался, что мы останемся голодными.

В своем произведении «По ком звонит колокол» свое восхищение испанской кухней Хемингуэй вкладывает в слова Пилар.

Мы завтракали в павильонах на пляже. Пирожки с жареной и мелко рубленой рыбой, и перцем, красным и зеленым, и маленькими орешками, похожими на зерна риса. Тесто нежное и рассыпчатое, а рыба так и тает во рту. Креветки только что из воды, политые лимонным соком. Розовые и сладкие, и такие крупные — раза четыре куснешь. Мы много их ели. А еще мы ели паэлью из риса со всякой морской мелочью — рачками, моллюсками, ракушками, маленькими угрями. Угрей мы еще ели отдельно, жаренных в масле, их не надо было даже разжевывать. И пили мы при этом белое вино, холодное, легкое и очень вкусное, по тридцать сентимо бутылка. А на закуску — дыня. Там ведь родина дынь.

— Кастильские дыни лучше, — сказал Фернандо.

— Que va, — сказала жена Пабло. — Кастильские дыни — это только срам один. Если хочешь знать вкус дыни, возьми валенсийскую. Как вспомню эти дыни, длинные, точно рука от кисти до плеча, зеленые, точно море, и сочные, и хрустящие под ножом, а на вкус — слаще, чем летнее утро. А как вспомню этих угрей — крошечные, нежные, сложенные горкой на тарелке. Или пиво, которое мы пили с самого полудня из кружек с добрый кувшин величиной, такое холодное, что стекло всегда запотевало.

Надо сказать, что и сегодня мало что изменилось и испанская кухня — это что-то особенное................

Аликанте

Хемингуэй в Испании. Хемингуэй в 1937 году фото

1937—1938 годы можно назвать «вторым периодом» Хемингуэя в Испании, который продолжался с перерывами примерно девять месяцев. Он начал планировать эту поездку когда националистические войска Франко начали продвижение к Мадриду. В это время снимался фильм  The Spanish Earth, сценарий к которому был написан Хемингуэем и его другом Джоном Дос Пассосом. Главной идеей фильма было показать поддержку республиканских сил американскими добровольческими бригадами. За это время Хемингуэй посетил Испанию четыре раза, работая официальным корреспондентом, представляющим американскую печать.Его хроники рассказывали о драме испанского народа. По возвращению в Америку он организовывает сбор средств для отправки машин скорой помощи в Республику. В 1938 году писатель сопровождает республиканские войска в битве при Теруэле и освещает битву на Эбро. В этот период Хемингуэй не только путешествовал, посещая многие города и деревни, включая Барселону, Валенсию, Аликанте, Мадрид, Бриуэга, Гвадалахару, Альбасете и другие, но и помогал республике на многих фронтах.

Отправляя свои репортажи для Североамериканского газетного альянса, чьим корреспондентом он работал, он пытался рассказать о том, что происходит в Испании и что ждет Европу.

Из всего, что здесь происходит, должна родиться книга, объясняющая многие вещи, которые надо знать («По ком звонит колокол»).

Это был самый испанский печальный период писателя, поскольку Хемингуэй стал свидетелем падения Испанской республики, которую он так яростно поддерживал.

После поражения республики в апреле 1939 года Хемингуэй утверждал, что он не вернется в Испанию режима Франко.

Несмотря на это, в июле 1953 года начался «третий период» Хемингуэя в Испании.

Странно было снова ехать в Испанию. Я не надеялся, что меня когда-нибудь пустят опять в эту страну, которую после родины я люблю больше всех стран на свете, да я бы и сам не поехал, пока хоть один из моих испанских друзей еще сидел в тюрьме («Опасное лето»).

В то время он уже был «стареющей, травмированной знаменитостью» — он имел два сотрясения мозга, пережил три автомобильные аварии, две авиакатастрофы в Африке, что, конечно же, не добавило ему здоровья. Помимо этих травм, Хемингуэй страдал депрессией, биполярным расстройством, алкоголизмом, бессонницей и приступами паники.

 

Хемингуэй в Аликанте 1959 год фото
Хемингуэй в Аликанте 1959 год

В 1959 году американский журнал «Life» заказал Хемингуэю серию репортажей о корриде и о двух знаменитых матадорах. Позднее эти репортажи лягут в основу знаменитого романа «Опасное лето».В этот период Хемингуэй не только писал репортажи, продолжал работу над романом о корриде «Смерть после полудня», но и пытался пройти по местам своей молодости, чтобы испытать похожие чувства и опять стать максимально счастливым, таким, каким он был при первом посещении Испании. Погоня за чувствами привела его к безрассудному поведению, браваде и неуклонному упадку.

Лето 1959 года характеризовалось излишеством и баловством. Окруженный и вдохновляемый яростными тореадорами, их последователями и его собственным увлеченным окружением, Хемингуэй не соблюдал регулярные часы работы, ездил из отеля в отель, плохо спал, слишком много ел и пил, пренебрегал медицинскими предписаниями, флиртовал и, возможно, даже влюбился в женщину. на сорок лет моложе его. Он очень старался быть счастливым; Хочется верить, что он был. Но он определенно был ослабленным, обеспокоенным человеком, и он знал это" (Miriam B. Mandel — «Hemingway's The Dangerous Summer»)

 

В июне и в августе 1959 года, Хемингуэй останавливался в отеле Carlton в Аликанте.

 

Hotel Carlton de Alicante фото
Hotel Carlton de Alicante

Отель Carlton, спроектированный архитекторами L.Gay, Miguel López y J.Pastor, был открыт в конце 50-х годов ХХ века. Это был первый по-настоящему современный отель, построенный в городе: В 60-70 годы отель процветал, и там останавливались многие знаменитости.

Будучи страстным любителем корриды, посещая Испанию на протяжении многих лет, Хемингуэй переезжал с места на место, сопровождая матадоров, участвующих в боях быков во многих городах Испании, в том числе в Аликанте.

 

Plaza de toros de Alicante фото
Plaza de toros de Alicante

В свое последнее посещение Аликанте в 1959 году он пытался разыскать «старых друзей» или встретиться с «друзьями старых друзей». Он был очень хорошо принят испанцами, которые помнили его, как страстного любителя боя быков, как друга матадоров:

Люди в отеле не позволяли нам платить за номер

Villena

Сопровождая своего друга матадора Antonio Ordóñez, следуя вместе с ним за участниками боя быков, 7 сентября 1959 года Хемингуэй посетил  городок Villena, где ему была устроена овация.

 

Plaza de toros de Villena фото
Plaza de toros de Villena

Помимо Antonio Ordóñez, в городе выступали известные матадоры El Tino и Pacorro. До сих пор в Villena помнят, как на одном из боев бык, который должен был выбежать на ринг, выбежал в переулок, и смотритель должен был понести за это огромные штрафные санкции, которых удалось избежать благодаря вмешательству Хемингуэя. Он обратился в соответствующие органы с просьбой никого не наказывать и все закончилось благополучно.

 

 

Хемингуэй в Villena фото

 

Хемингуэй и Антонио Ордоньес фото
Хемингуэй и Антонио Ордоньес

 

Calpe

Сам Кальпе — очень красивый город с типичной средиземноморской архитектурой, с древними городскими стенами и портом. Раньше это была небольшая рыбацкая деревушка, которая так нравилась Хемингуэю. Уже в 1930-е годы среди первых иностранных туристов в Кальпе был Эрнест Хемингуэй. При последующих посещениях города (в 1948 году) Хемингуэй останавливался в трактире-ресторане, владельцем которого был Miguel Mauri Escoda и который был расположен рядом с баром Buena Sombra.

Хемингуэй в Испании. Трактир- ресторан Miguel Mauri Escoda en Calpe фото

Еще одним местом в Calpe, где любил останавливаться Хемингуэй, был отель Parador de Ifach

В 1950 году Хемингуэй писал:

Кто хочет хоть немного представить себе рай, проведите несколько дней в Parador de Ifach и тогда вы поймете.

Отель Parador de Ifach (позднее Paradero de Ifach) — был первым туристическим отелем в Кальпе,открытым в 1935 году. он расположен в одном из самых привилегированных районов Кальпе, у подножия скалы Ифач и недалеко от рыбацкого порта. Во время гражданской войны в Испании отель был реквизирован Народным фронтом. В послевоенный период и до 1960-х годов в этом отеле останавливались многие знаменитости и отель процветал вплоть до 1962 года, когда умерла жена владельца отеля.

В Hotel Peñón Хемингуэй останавливался в 1953 году, а в 1956 — в отеле Hipocampos во время послевоенного периода посещения Испании,

Хемингуэй в Кальпе фото

Benicàssim (Castellon)

До начала гражданской войны в Испании Беникасим был фешенебельным курортом для богатейшей буржуазии Испании, сравнимый по популярности с французским Биаррицем. Во время Гражданской войны, по мере продвижения республиканцев и интернациональных бригад, богатые владельцы вилл бежали, а их дома были разграблены армией. Некоторые виллы использовались как жилые дома, другие как больницы.

В декабре 1936 года республиканское правительство решило разместить в Беникасиме (Кастельон) госпиталь для оказания медицинской помощи  борцам интернациональных бригад и ополченцам, пострадавших при сражениях на Мадридском и Теруэльском фронтах. Госпиталь изначально занимал несколько вилл (отель Voramar, Villa Pons, Villas Oliag) и был одним из самых важных во время Гражданской войны. С декабря 1936 года по апрель 1938 года через медицинский центр, который уже состоял из множества вилл, прошли не менее восьми тысяч раненых. За время своего существования центр несколько раз менял свой характер в соответствии с потребностями войны и во время затишья на фронтах был местом отдыха и реабилитации.

В 1937 году во время Гражданской войны Эрнест Хемингуэй едет в Испанию в качестве корреспондента Североамериканского газетного альянса (NANA). В это же время — с марта по май 1937 года — снимался фильм The Spanish Earth. Работая на нескольких фронтах, Хемингуэй имел множество знакомств с добровольцами интернациональных бригад, которые сформировались из простых людей из разных стран для борьбы за Республику. Собирая материал для фильма The Spanish Earth, Хемингуэй прибывает в Беникасим. Съемочную группу сопровождали другие военные корреспонденты, в числе которых была Марта Геллхорн, ставшая впоследствии третьей женой Хемингуэя. Именно в Беникасиме продолжили  развиваться их отношения, начавшиеся в Мадриде.

Hotel Voramar en Benicassim фото
Hotel Voramar en Benicassim

Отель Voramar был переименован в Villa Frente Popular и был главным хирургическим центром. Но в период, когда госпиталь был центром реабилитации, в нем демонстрировались фильмы, проводились концерты, литературные вечера, даже танцы. Именно это здание помнит многих выдающихся людей времен Гражданской войны, среди которых и Эрнест Хемингуэй.

Связь Хемингуэя с Испанией продолжалась на протяжении всей его жизни и имеет большое значение для понимания не только его творчества, но и всей его жизни. Рыбак, охотник, боксер, боец, пьяница, бабник, путешественник, нарцисс...сварливый, энергичный, смеющийся, сердитый, подавленный — какие бы эпитеты не применяли к Хемингуэю критики его творчества — это великий американский писатель, человек-легенда, чья заслуженная слава и чья сопричастность с судьбой Испании, с ее культурой высоко оценены испанскими почитателями его творчества.

 

Другие статьи об Испании -  Франко - значимая личность в истории Испании

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: